Проповедь прот. Виктора в воскресенье 31 декабря 2017 г.

Сегодня последнее воскресенье перед Рождеством Христовым. И вот Евангельское чтение за богослужением предлагает нам вспомнить события земного Рождения Бога Слова, вхождения в мир Бога. Мы слышали сегодня самое начало Евангелия – Евангелие от Матфея, 1-ю главу, в котором повествуется о роде Иисуса Христа и о том, какими событиями сопровождалось Его Рождение.

Сегодняшний день уже вводит нас в торжество встречи Бога на земле, ибо празднуя Рождество Христово, мы празднуем торжество понимания православных умов для восприятия великого события в жизни вселенной, в жизни каждого из нас, события, благодаря которому все пошло в человеческой истории божественным путем, ибо сам человек обновился воплотившимся в человеческую плоть Богом.

Читая Евангелие, сегодня мы также воспоминаем родство Иисуса Христа и называем этот день днем святых отцов.  В сегодняшнем праздновании поминаются те люди, которые были родственниками Иисуса по плоти. Это были ветхозаветные люди, которые стали проводниками того рода, через который пришел и воспринял человечество Бог Слово.

Ветхозаветным людям было достаточно верить

В лице святых отцов святая Церковь воспоминает праведников Ветхого Завета. Вся история человеческая, начиная с самого сотворения человека и поселения его в Раю, характеризуется великим даром Бога человеку – свободой выбора. После грехопадения, когда Адам и Ева были изгнаны из Рая, наши с вами предки, все человечество потеряло способность внимать своему сердцу, своему уму. Оно забыло о своем Боге, перестало понимать, что есть добро,  что есть зло.

А святые Ветхого Завета – это те люди, которые своей верой в Бога, не имея примеров в окружающем  человеческом обществе, но только верой в Бога, приобретали знания, причем, опытные знания о Нем, приобретали закрытую от греховного образа жизни мудрость и откровение о Боге.

Также за богослужением сегодня мы слышали чтение отрывка из Послания апостола Павла к евреям, в котором апостол говорит, что те (ветхозаветные) святые спаслись верой. Вера в еврейском обществе, в ветхозаветном понимании, – это было не просто утверждение, что я верю в Бога, поскольку я допускаю Его существование в своем разуме и верю, что Он где-то там есть, как говорят многие наши с вами современники, мол, я не знаю что, но что-то точно есть. И это человек, называющий себя человеком верующим в Бога.

В ветхозаветном понимании, вера – это не просто признание существования Бога умом и логикой, а это всецелое доверие Богу, когда доверие доходит до такого состояния, когда человек беспрекословно делает то, что велит Бог. Это беспрекословное доверие словам, которые обращены к человеку Богом Отцом. Вера ветхозаветных святых отцов это вера, которая переросла в праведность, которая была вменена им в праведность, вера, которая, может быть, даже не от дел Закона, но от доверия.

Пример такой веры – жертвенный пример веры Авраама в Бога. Он готов был принести в жертву Богу своего единственного сына Исаака. Это было полное доверие Богу, ибо если Бог повелел так сделать, значит Он может устроить лучшее будущее для этого мальчика, чем сам Авраам. Эта вера приводила в способность, а обстоятельства жизни в действительность принять чудо. Чудо, которое невозможно для логики и для ума человека, живущего реалиями недоверия Богу. И это извечный вопрос: кому больше доверять, Богу, которого я не вижу, а лишь верю, что Он есть, или себе, которого я вижу в зеркале, но своего разума тоже ведь не вижу, но знаю, что он есть. Кому же верить? Своему разуму или Богу? Своим глазам или своему сердцу?

И в вопросе этой веры человек очень часто делает неправильный выбор, ибо нет на земле и не было никогда человека неверующего. Даже тот, кто утверждает, что он не верит в Бога, очень верующий человек, потому что никто из людей не знает своего будущего, никто не знает, что нас ждет завтра, будет ли завтра вообще. Но мы верим, что завтра будет и что будет все хорошо, что обстоятельства сложатся именно так, как мы представляем себе это. Это вера. И поэтому человек, который знает, что Бог есть, и говорит, я знаю, что Он есть, и при этом не находит времени, чтобы услышать этого Бога, не ищет методов увидеть Его, увидеть хотя бы действия Его в этом мире, человек, который говорит, я верю, что-то там есть, но не хочу знать, что именно, – этот человек потерян для вечности. Ибо без того, что ты можешь увидеть Бога и познать Его, вечности не будет, не будет вечной жизни, но мука вечная.

Мы живем в иное время – время благодати

В последний день, как говорит апостол в послании к солунянам, воскреснут праведники в жизнь вечную, а грешники в суд вечный. В этом есть колоссальная разница. И ныне пришествием Бога в мир пришел суд миру этому. Кому же вручен этот суд? Богочеловеку вручен. Но частный суд жизни вручен каждому человеку, живущему после пришествия Бога в мир, ибо если ветхозаветный праведник был праведен верой и надеждой на то, что Бог соделает спасение и восстановит потерянную связь между человеком и Богом, которая оборвалась после грехопадения, то мы живем во время, когда Боговоплощение уже совершилось, когда Бог обновил человеческое естество собственным присутствием в тли, в плоти человеческой, мы живем во время благодати, когда нам спасение уже дано, мы спасены Иисусом Христом, воплотившимся Богом Словом, умершим, пролившим кровь  за грехи наши и воскресшим в символ нашего будущего воскресения и живущего посреди нас в Церкви Своей до скончания века.

Мы живем во время благодати, когда человек, который говорит, я верю, не имеет права говорить эти слова бездумно, потому что эти слова обязывают, они возвышают. Если я говорю, что верю, значит, я знаю своего Бога, а раз я знаю Его, значит я – Божий, но не свой. Значит логика моя не  плотская, не греховная, но обновленная – Божеская.

Именно к этому призывает нас Господь: покайся и не будь не верен, но верен, покайся от грехов, от безумия своего, от логики мира, ибо все, что в мире – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская. Но прелесть мира проходит, а слово Божие пребывает во век.

Зачем же Бог воплотился в плоти в этом мире?

Сегодня в преддверие Рождества Христова мы задумываемся, зачем же было Богу воплощаться в мир. Мы можем сказать, что “великая благочестия тайна есть Боговоплощение”, цитируя Священное Писание. Великая благочестия тайна – значит, закрыта полнота смысла и заботы Бога о человеке в этом воплощении, высота и безмерность этой Любви Божией в Боговоплощении.

Но некоторые аспекты мы все же способны понимать. Прежде всего то, что целью Боговоплощения стало восстановление нашей природы, уврачевание последствий греха, последствий отпадения человека от Бога, разрыва человека с Богом, разрыва общения с Ним. С этого разрыва перестал человек понимать, как ему жить, стал жить так, как живут пресмыкающиеся и животные, жить перестал, но стал существовать. Существовать, чтобы умереть в вечность, не зная, что есть за этой смертью. Но жизнь жительсвует и Бог –  вечный Бог, который о Себе сказал: Я есть Альфа и Омега, то есть начало и конец всего, – Он воплощается в сотворенную плоть, в персть земную, временную по отношению к Нему, и тем воплощением соединяет тварное человеческое естество Божественным.

Другими словами можно сказать, вечность ворвалась во временность и преобразила ее, соделав в вечность. И это величайшее событие, кардинально меняющее картину жизни каждого из нас, ибо если я живу и буду жить, то и подход, и цель, и смысл жизни другие, а если я существую и умру, то грусть, пессимизм и бессмыслица могут быть выводами такого умозаключения.

Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом, – так говорили святые отцы. Для того чтобы мы могли воспринять полноту даров и возможностей, открывшуюся через воплощение Бога Слова, мы должны заботиться о том, чтобы не только празднование Рождества Христова происходило каждый год в нашем христианском теле, но чтобы Христос, родившись однажды в нашем сердце, восстановил и его целостным, безгрешным, научил его первозданной красоте понимания этого мира, показал нашему уму и сердцу дорогу приобретения Царства Божьего, потерянного человеком, уврачевал его от греха и исцелил его от смерти. Ибо Бог не сотворил ни греха, ни смерти, но они существуют в этом мире как последствия отпадения от Божьей воли. Он пришел, чтобы уврачевать это в человеческой природе. Ибо все сотворено в Боге, и мы, и космос, и духовное, и телесное, все в Нем, но если Он не сотворил ни смерти, ни греха, то ни смерть, ни грех не жизнеспособны, они не могут существовать отдельно от свободной воли человека. И вот эту способность переродить свою волю дает человеческому естеству Бог воплощаемый. Называется она благодать.

Каким же образом мы можем взять этот дар, для того чтобы наша воля была склонна удержаться в добре и познавать это добро, и своего Творца через него, а не зло. Это познание Бога происходит в церкви, основанной Им, апостольской святой Церкви, через Таинство святой Евхаристии. Ибо Господь сказал: ядущий Мое Тело и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную и Я воскрешу его в последний день.

А сия жизнь вечная возможна, когда человек знает единого Бога и посланного Богом в мир Иисуса Христа. Мы можем знать о Боге то, что может подсказать нам наша логика и разум, но больше о Боге рассказывает нам Он Сам, когда мы этого хотим, когда мы живем и руководствуемся Его советами и когда мы приступаем к тому, чтобы Он пребывал в нас, чтобы уды человеческого тела и смыслы его разума, и души были исполнены этой невидимой, не ощутимой, не взвешивемой, не измеряемой силой, способной переродить и сделать наше убогое сознание, наш нищий ум, нашу грешную пещеру тела местом Своего воплощения, и преобразить его. И из этого скудного состояния человек становится благочестивым, добродетельным, знающим смысл своей жизни, идущим к вечности, творящим великие дела, тело его становится сосудом избранным, храмом Божиим, преукрашенным Духом Святым. Аминь.

ПОДЕЛИТЬСЯ