Вынос Плащаницы — одно из важнейших богослужений Великой пятницы Страстной седмицы. Великая пятница в этом году приходится на 6 апреля. Это самый скорбный день в церковном календаре для христиан, когда мы вспоминаем Крестные страдания и смерть Иисуса Христа. Это день строгого поста. 

Плащаница — как правило, это большой плат (кусок ткани), на котором написан или вышит образ положенного во гроб Спасителя. Вынос Плащаницы совершается днем в пятницу на вечерне Великой субботы, в третий час дня Страстной пятницы — в час смерти Иисуса Христа на кресте. Плащаницу выносят из алтаря и устанавливают в центре храма — во «гробе» — возвышении, украшенном цветами и умащенном благовониями в знак скорби о смерти Христа. На середину Плащаницы кладут Евангелие.

На этой же службе читается канон “Плач Богородицы”. Он составлен в X веке нашей эры святым Симеоном Метафрастом (Логофетом). Читаются из него стихи после Страстной Пятницы, когда Господь уже умер на Кресте. Сегодня мы знаем, что через два дня мы будем петь Воскресение Христово. Но во время самого того страшного события, сопровождавшегося тьмой и ужасом невозможно даже себе представить, что  переживали Богородица и апостолы.

“Плач Пресвятой Богородицы” – это плач Матери над телом Сына, невинно убиенного с особой жестокостью.  Молитвы Канона “Плач Пресвятой Богородицы” наполнены скорбью, печалью Девы Марии и учеников Иисуса. В отчаянии Богородица обретает утешение по молитве к Господу. Иисус Христос выражает трогательную заботу о Ней. В нескольких словах Сына Пресвятая Дева находит утоление скорби.

 

 

Плач Пресвятой Богородицы

(Канон о распятии Господни и на плач Пресвятой Богородицы)
Творение Симеона Логофета
На старославянском языке
1. Обешена яко виде на кресте Сына и Господа, Дева Чистая терзающися вопияше горце, со другими женами стенящи глаголаше:

2. Вижду Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща и уязвляюся горце сердем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, рабе Твоей.

3. Волею, Сыне Мой и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у креста со возлюбленным учеником.

4. Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне! болезную сердцем, Чистая плачущи глаголаше.

5. Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, и оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаша.

6. О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне! ныне Тя видящи на древе распалаюся утробою.

7. Вижду Утробу Мою на руках, в нихже Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, сего даде.

8. Се, свет Мой сладкий, надежда и живот Мой благий, Бог Мой угасе на кресте, распалаюся утробою, Дева стенющи и глаголаше.

9. Солнце незаходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на кресте, Чистая плачущи глаголаше.

10. Плачущи глаголаше браконеискусная ко благообразному: потщися, Иосифе, к Пилату приступити и испроси снятии с древа Учителя твоего.

11. Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися и плачася приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего.

12. Уязвена Тя видящи и без славы нага на древе Чадо Мое, утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, Дева провещаваше.

13. Растерзаяся и рыдая и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав пречистое тело рыдаше и стеняше, и пояше Его яко Бога.

14. Приимши Его с плачем Мати неискусомужняя, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызащающи, горце же рыдающи и восклицающи.

15. Едину надежду и животь, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

16. Болезни и скорби и воздыхания обретоша мя, увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

17. Мертва Тя зрю, человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою: хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше; не терплю бо без дыхания мертва Тя видеши.

18. Дивлюся зрящи Тя, преблагий Боже и премудрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне! Видети Тя, Сыне Мой и Боже!

19. Не взглаголеши ли рабе Твоей слова, Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую? глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи тело Господа своего.

20. Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа; ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде раба Твоя: ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею.

21. Нась ради Распятого прийдите вси воспоим. Того бо виде Мариа на древе глаголаше аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

22. Своего Агнца агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? чесо ради скорое течение совершаеши? егда другой брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь ми слово, Слове, не молча мимо иди Мене, чисту соблюдый Мя. Ты бо еси Сын и Бог Мой.

23. Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижду Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца.

24. Избавляяй болезни, ныне прими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобой и Аз, не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе, сладкаго Моего Света.

25. С другими женами мироносицами рыдающи Непорочная горце и носима видящи Христа глаголаше: увы Мне, что вижду? Камо идешь ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

26. Изнемогающи и рыдающи Непорочная мироносицам глаголаше: срыдайте Ми и сплачитеся горце, се бо Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается.

27. Деву рыдающу Иосиф видев растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже Мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию тело Твое?

28. Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею и с Никодимом носит и погребает.

29. Странну вижду и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех.

30. Ни от гроба Твоего восстану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой.

31. Радость Мне николиже отсем прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: свет Мой и радость Моя во гроб зайде. Но не оставлю Его единаго: зде же умру и спогребуся Ему.

32. Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни и утоли Мою болезнь и печаль; можеши бо, Владыко, елико хощеши, и творити, аще и погреблся еси волею.

33. О, како утаился Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь? Тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети; но и воскресну и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

34. Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая; но воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас!

 

ПОДЕЛИТЬСЯ