15 февраля в нашем Свято-Преображенском храме, как и во всех православных церквях, отпраздновали Сретение Господне. Это один из 12 главных церковных праздников в году.

На сороковой день после рождения Иисуса Христа, по существующей тогда традиции, Дева Мария принесла младенца в Иерусалимский храм для посвящения в веру. Там находились праведник Симеон и пророчица Анна, которые узнали в малыше нового Мессию. Старцу Симонеону было предсказано, что он не умрет, пока не встретит Спасителя рода человеческого. Увидев Иисуса, он сразу же понял, что пророчество свершилось – это Сын Божий. Его слова подтвердила пророчица Анна.

Как церковный праздник Сретение стали отмечать в Византии в 542 году при императоре Юстиниане. Сретение (в переводе с греческого – “встреча”) символизирует встречу человечества с Христом, встречу Ветхого и Нового Заветов.

Порой в народе можно услышать, что это праздник встречи зимы и весны, но это пережиток еще дохристианских языческих верований, и в свое время, чтобы упростить для славян принятие христианства, отцы церкви использовали существующие праздники, отмечавшиеся в тот же период, что и Сретение Господне. Именно его видоизмененные обычаи и стали церковными канонами на Сретение. Главный из них — освящение свечей.

По традиции, по окончании Божественной литургии в этот день в церкви освящают свечи, а после раздают их прихожанам. Такие свечи очень ценятся, их приносят домой и хранят в течение года, зажигая в особых случаях – если кто-то в семье заболел или происходит что-то неприятное, что требует особой молитвы. Недаром их называют «громничными» свечами, наши предки верили, что они способны оберегать дом от бури и смерча, посевы — от града и буйного ветра, а человека — от удара молнии, сглаза и болезней.

Специальный молебен на освящение сретенских свечей называется «Чин благословения свещ на Сретение Господне». Впервые он был введен в практику Православной Церкви после того, как в 1646 году митрополит Киевский святитель Петр (Могила) издал составленный им «Евхологион, альбо Молитвослов, или Требник». Там содержалось 37 чинов, никогда до этого в богослужебных книгах православной Церкви не встречавшихся. Некоторые из них (чинопоследования освящения богослужебных облачений, колоколов и пр.) являются переработанными переводами чинов из латинского «Римского Ритуала». К числу латинских заимствований в Требнике святителя Петра (Могилы) относится и чин освящения свечей на Сретение.

Причем, что интересно, в богослужении у католиков на Сретение свечи благословляют для того чтобы затем все приняли участи в особом шествии с зажженными свечами. Но в православии отсутствует что-то подобное католической сретенской процессии. Зачем же освящать свечи? Тем более, что в католической традиции эти свечи больше никак не используются.

По всей вероятности сама традиция шествия с зажженными свечами все же берет свои корни с тех времен, когда, опять-таки, нужно было отвлечь народ от пережитков языческих праздников, всегда связанных с возжжением огня для очистительных ритуалов.

Однако, суеверное отношение к свечам не имеет никаких оснований в учении Церкви. По православной традиции, горящая перед иконой свеча — знак нашей веры и надежды на благодатную помощь Божию, всегда обильно посылаемую всем, кто с верой и молитвой притекает ко Господу и святым Его. Возжженная свеча — символ нашей пламенеющей и благодарной любви к Богу. Святой праведный Иоанн Кронштадтский советовал: «Видя свечи горящие и лампады в церкви, восходи мыслию от огня вещественного к невещественному огню Духа Святаго: Бог наш есть огнь поядаяй (Евр. 12, 29)… Свеча или лампада напоминает нам о свете и огне духовном, напр., о словах Господа: Я — свет, пришедший в мир, да всяк веруяй в Мя во тьме не пребудет (Иоан. 12, 46), или: огня приидох воврещи на землю, и что хощу аще уже возгореся (Лк. 12, 49), или: да будут чресла ваша препоясана, и светилницы горящии, и вы подобни человеком, чающим господа своего, когда возвратится от брака, да пришедшу и толкнувшу, абие отверзут ему (Лк. 12, 35, 36), или: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5, 16), — и самою вещию, самым существом своим учат нас соответствующим свету и огню духовным вещам или предметам, напр., чтобы сердца наши всегда горели любовью к Богу и ближнему, чтобы мы не допускали в себе возгораться страстям или геенскому огню, чтобы примером добродетельной жизни мы светили другим, как свеча светит нам в делах житейских… Ставить свечи перед иконами хорошо. Но лучше, если приносишь в жертву Богу огонь любви к Нему и к ближним. Хорошо, если вместе бывает и то, и другое. Если же ставишь свечи, а любви к Богу и ближнему в сердце не имеешь: скупишься, не мирно живешь, — то напрасна и жертва твоя Богу… Твоя свечка как бы жертва всесожжения Господу; да будет же она дар Богу от совершенного сердца».

Итак, приписывание сретенским (как и любым другим) свечам “особых” свойств коренится не в христианском вероучении, а в языческом мировосприятии, когда человек желает, исполнив некий ритуал, приобрести талисман, защищающий от житейских бед и скорбей, и при этом не прилагать никаких усилий к исправлению своей жизни.

ПОДЕЛИТЬСЯ