Проповедь настоятеля храма Преображения Господня прот. Виктора в воскресный день 10 ноября 2019 г.

Сегодня за богослужением мы читали отрывок Евангелия от Луки о том, как Иисус исцелил человека,одержимого нечистым духом.“И пришел в Капернаум, город Галилейский, и учил их в дни субботние. И дивились учению Его, ибо слово Его было со властью. Был в синагоге человек, имевший нечистого духа бесовского, и он закричал громким голосом: оставь; что́ Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас; знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий. Иисус запретил ему, сказав: замолчи и выйди из него. И бес, повергнув его посреди синагоги, вышел из него, нимало не повредив ему. И напал на всех ужас, и рассуждали между собою: что это значит, что Он со властью и силою повелевает нечистым духам, и они выходят? И разнесся слух о Нем по всем окрестным местам” (от Луки, Глава 4, стихи 31-37).

Этот отрывок из Евангелия хорошо знаком нам, потому что он не один раз в течение года читается за богослужением в воскресный день. Он написан и у других евангелистов, с той лишь разницей, что другой евангелист описывает это событие, упоминая двоих бесноватых, но, как утверждают святые отцы-толкователи Священного Писания, речь идет об одном и о том же чуде.

И сегодня можно порассуждать, не видим ли мы и сейчас вокруг себя подобных вещей, не живем ли мы теми же тенденциями, которыми жили люди тогда,  и что хотел этим чудом показать Иисус тем людям. Для нас это очень важно, потому что христианство – это есть Христос. Христос в христианстве – это Спаситель. То есть Тот, Кто нужен погибающим. А поэтому правильно посмотреть на Христа можно лишь тогда, когда увидишь себя погибающим. И наоборот, увидеть себя погибающим можно только тогда, когда ты мыслишь о Боге и когда твоя жизнь не ограничена лишь пониманием земной жизни. Так вот для того чтобы понять, что хотел показать этим чудом Христос, нужно смотреть на Него не как на человека, но как на Бога, по- христиански, а не по-человечески.

Но люди, перед глазами которых произошло это чудо, смотрели на Иисуса не как на Бога, но как на человека. Они видели невероятное чудо, но это чудо не внушило им доверия, потому что они Его изгнали. Почему же так произошло? Вот они вышли и увидели человека, который досаждал всем, которого ограничивали в пространстве, ограждали от общества, потому что он мешал жизни людей. И вдруг увидели его смыслящим. Несмотря на то, что  подобный человек вдруг исцелился, выздоровел, стал адекватным и может вернуться в нормальное общество, это их не очень волновало, их больше волновало то, что погибли свиньи. Две тысячи свиней – это ж вам не шутки. Их человеческий разум подсказал им, что то благо, которое было сделано для человека, не стоит такой гибели свиней. И они боялись, чтоб Иисус своими чудесами еще больше у них не отнял, поэтому выгнали Его.

Но и сегодня, как и в те времена, многие люди рассуждают так: зачем Богу нужно было позволять бесам погубить целое стадо, ведь Он принес вред людям? Люди трудились, содержав свой скот. Это было их пропитание, это был их труд и ремесло. Многие из гадаринцев, наверное, задавали этот вопрос, и многие и сегодня задают этот же вопрос, как ни странно. То есть им жалко животных, но никто не жалеет бесноватого, и вопрос жалости к животным перевешивает вопрос жалости к человеку.

Мы можем предположить, почему Иисус допустил, действительно, гибель этих животных. Ведь Он мог изгнать бесов одним Своим словом и мог указать им идти в бездну, но Он соглашается на их просьбу, и это согласие называется попущением Божьим. Попускает, разрешает. Удивительные вещи, о которых мы с вами рассуждаем, для чего же нужно было это?

Наверное, для того, что Иисус знал, что люди маловерны и близоруки, которые видят только то, что в жизни можно есть, пить и чем бы развеселить себя. И вот поэтому повелевает злым духам идти в свиное стадо, чтобы невидимых злых духов для человека сделать видимыми и показать человеку то, что он не сможет увидеть своими глазами, чтобы открыть тайну, которую больше никто людям не откроет – о существовании духов. Но не просто духов, а злых духов.

Он показал им, что эти духи не только могут влиять на мысли и дела людей, но они могут сделать жизнь человеческую абсолютно неадекватной и неправильной. И не только человеческую, они могут повлиять и на животных. Таким образом, Христос открывает тайны духовной жизни. Он говорит: то, что ты, человек, не видишь некоторых вещей, это не означает, что их нет. И приводит видимый пример. И таких примеров в Библии много, чтобы неграмотному, маловерному, ленивому народу помочь в познании Бога, показать некую парадигму или пример, на котором можно явно убедиться в том, о чем Он говорит.

Бесы, которые были в человеке, не были видны людям, был виден человек, но сутью этого человека была не его воля, а он был пленником той воли, которая им манипулировала. В чем проявлялась эта манипуляция в человеке? В том, что он не мог себя сдержать, он кричал, бегал, причинял вред другим, ему наверняка это не нравилось, но он ничего не мог с собой поделать. Он постоянно причинял увечья и был настолько неадекватен, что его изгнали и привязывали.

И вот то же самое произошло со свиным стадом, которое до этого паслось мирно. И стадо стало беснующимся, одержимым, а человек мирным. И вот эта перемена должна была показать, в первую очередь, слушателям Иисуса Христа, его ученикам великую опасность духов.

Мы очень часто беспечно думаем, что все наши мысли и действия, если мы игнорируем Бога, нормальны. Когда человек игнорирует Бога, он теряет образец, кальку, по которой можно вычислить правильность или неправильность своих поступков. Когда человек игнорирует Бога и не живет по Его логике, по Его заповедям, он теряет истину и начинает жить правдой. К чему это приводит? Очень часто для таких людей характерны признаки вот этой одержимости. Чем дальше человек от Бога, чем больше он кричит, что Бога нет, тем больше ярости в устах его, и глаза его наливаются кровью, как мы образно говорим, и слюной во время слов своих забрызгивает окружающих, и агрессия такая у него, что даже слов не подбирает, точнее, подбирает но неадекватные, даже нецензурные слова, потому что нормальных слов ему кажется недостаточно, чтобы укорить, оскорбить, унизить, он хочет подобрать искуснейшее нецензурное слово, чтобы умалить достоинство того, кто его пытается вразумить или того, кто не такой, как он, или того, кто лучше его. Он хочет высмеять его, и в этом есть некая схожесть. И вот если мы подумаем даже чисто по-человечески, даже не по-христиански, можно ли быть праведным чужими недостатками, можно ли себя возвысить чужими недостатками? И как можно назвать человека, который в нормальном состоянии унижает, оскорбляет тех, кто борется со своими грехами, и приводит всем эти грехи на вид, говорит, вот посмотрите, какой он грешный. Можем ли мы себя возвысить таким поведением? Конечно, не можем возвысить, перечисляя грехи других.

Но вот как раз и характеристика: гордыня бесовская, то есть бесы, которые влияют на волю человеческую и убеждают: ты человек волен сам себе быть богом, – все это опасно тем, что человек начинает доверять тому, что называется злом.

В христианстве нашем часто проявляется это из-за неправильного понимания своей веры. Все в нашем православном обществе, так или иначе, наслышаны о Христе, у каждого из нас, так или инче, была книга Библия или Евангелие. У кого-то просто была, кто-то ее просто читал, а мы с вами не просто читали, но изучали. Но не все, и читающие, и не читающие, а чаще только те, кто лишь слышал отрывки из Евангелия, но сами его не читали, нередко теряются в понятии христианства. Они думают, что христианство, православная церковь – это некий институт, который должен помочь человеку в наилучшей степени устроить свою жизнь в здравии, богатстве, социальной справедливости, достичь мира, гармонии между людьми, всеобщего равенства. И думают, что все, что делается в церкви, что батюшки делают, все должно быть направлено на социальную направляющую. Чтобы как можно лучше устроить окружающую действительность. Но это не так.

Потому что не ради этого пришел Христос. Если бы Христос пришел, чтобы устроить земную жизнь, Он пришел бы царем земным, Он бы с царской своей власти подавал бы и хлеб, творил бы чудеса, упразднил бы диавола, и не надо было бы Ему и нам всего того, о чем Он говорил. Но Он говорил о Царствии Небесном, не о царствии земном. Потому что земля – это место изгнания, это место, куда Адам и Ева были изгнаны из-за неспособности жить во всецелой воле Божьей.

И вот для опытного прохождения этой разницы между своей волей и волей Божьей, для того чтобы свобода осталась в человеке всецелой, Бог дает человеку время выбора, время осмысления, и всесторонне помогает ему в этом осмыслении.

И, конечно, плохо, когда церковные люди, в том числе, и священники, и миряне, занимаются земным устроением церкви, а не устроением своей души. Христос пришел не для того, чтобы устроить внешнее, а чтобы изменить сознание человека, чтобы изменить его изнутри, чтобы открыть человеку то, что ему никто больше не скажет, о том, что есть вечная душа, мир духовный, о том, что ты, человек, богоподобен и ты не должен уподобляться животным, которые едят, размножаются и умирают. Ты богоподобен – это значит, что ты должен уподобиться Богу в своем жизненном пути, ты должен стремиться к творчеству, к любви, стремиться к вечности, к совершенству. Потому что любовь – это совокупность совершенств, говорят святые отцы. Вот зачем человеку сознание.

В связи с этим очень важный момент понимания нашей с вами веры. Если мы ходим в церковь для того чтобы стать лучше внешне, то это не совсем правильно. Потому что внешнее устроение, которое должна христианская вера и Христос помочь обустроить в этом внешнем мире, это все будет последствием правильной духовной жизни. Ибо если человек богоподобен, то он всегда справедлив, а если и не справедлив в чем-то, то он стремится к этой справедливости, кается в своей неправедности и возрастает в другом понимании. Потому что человек, который слушает своего Бога – это человек, который может учиться на своих ошибках, это человек, который видит эту земную жизнь не только в отражении себя любимого, но вокруг себя видит других людей. А это залог прощения, а прощение залог мира.

Но почему Христос этих свиней разрешает погубить? Для того чтобы мы не путали, и второстепенное не ставили бы на первое место. Принцип здесь такой: кесарю кесарево, Богу Божье. Так вот кесарево дано человеку Богом в его талантах с самого его момента рождения, Бог дает человеку все, для того чтобы человек жил, чтобы имел пропитание. Дает способности, силы, разум, окружение, которое даже в болезни и немощи проявит милосердие. Бог попускает болезни, чтобы даже черствые, гнилые, самовлюбленные (с точки зрения духовности) люди, видя болезни других, вспомнили, что они умрут. Чтобы они смогли проявить богоподобные качества внутри себя, качества любви, и сделали милость хотя бы к одному человеку, из жалости хотя бы, и пробудили в себе опыт поступка по Божьей логике. И этот опыт откроет другой разум, просветится разум в понимании мира другого. Тот же мир станет пониматься по-другому.

И вот мы видим в современном мире, как тогда, так и сейчас, часть людей, которая говорит: изыди от меня, Господи, мы не хотим, чтоб Ты еще что-то погубил в нашей жизни. Почему так говорят? Потому что христианство требует отказа от мира. Мир – это не совокупность всего, что нас окружает. В данном случае, мир надо понимать как большее пристрастие к земному, тленному, чем к небесному, вечному и нетленному. Это пристрастие проявляется в том, что человек меняет свое земное на познание духовного. Например, поменять воскресную молитву на дачу. Мы знаем, как проводится воскресный день на даче: к работе до обеда все равно никто не приступает, ходят туда-сюда и мечтают. Но даже не в этом проблема. Проблема в том, что другого времени в жизни нет. Когда ты будешь думать о духовном?

Что должен сделать Бог для того чтобы ты познал то, чего ты не можешь познать имеющимися у тебя науками, твоим разумом? Как тебе показать бестелесное, как тебе рассказать о духовном? Именно для этого Господь пришел в мир, чтобы каждый верующий не погиб, но пришел в жизнь вечную. Тот, кто себя омирщвляет, тот становится подобен миру, течет, живет, изменяется и умирает. И даже не задумывается о том, что даже если взять деревья вокруг твоего дома, то некоторые деревья росли еще до твоего рождения, и когда ты умрешь, они дальше будут расти, в их жизни ничего не изменится, а твоя жизнь по отношению к этому дереву – случайность, вспышка. Был такой, вспыхнул и погас. Не говоря уже о горах и камнях. Все-таки мы призваны думать о большем. И иногда вот эта потеря благ земных попускается Богом для вразумления, для того чтобы увидеть в этом совершенно другой смысл жизни.

Можно увидеть в гибели этих свиней плюс для человеческого общества. Можно только тогда, когда признать, что этот бесноватый был ценен для людей. Отдали бы ли мы с вами часть своих трудов, сравнимых с поросенком, в пользу исцеления одного больного? А если бы кто-то взял у вас это в пользу исцеления больного, вы бы простили? Вы бы думали, а могу ли я простить, почему он так сделал? А мысль о том, что исцелился от этого человек не столь важна, важно, что меня не спросили, у меня взяли и не спросили. То, что кто-то исцелился, а мне что от этого?

От такого взгляда Господь хочет нас увести. У Господа другой взгляд: твое только то, что ты отдал другим, по слову святителя Иоанна Златоуста, потому что с собой мы ничего не возьмем. Собирай сокровище на небе, потому что там, где сокровище ваше, там и сердце ваше, говорит Иисус. Если ваше сокровище только в свиньях, то и разум, то есть сердце ваше, познание, будет там. Но свиньи – это то, что умирает, разлагается, то, что съедают, и ничего не остается. Значит, и мы там будем, сердце наше там будет.

А если мы собираем сокровище на небе, там где ржа не разъедает, ни моль не ест, ни воры не могут прийти и отобрать, там будет сердце наше, то мы соберем себе нечто вечное, постоянное, надежное. Разве не так мы строим себе дом, семью, разве не так подбираем себе предметы техники, например, чтобы она была долговечной, надежной. Почему же мы в духовной жизни меняем вечное и надежное на  временное и не надежное. Разве это не прелесть какая-то бесовская? Разе не внушил нам кто-то на уровне нашего личного опыта или общественного сознания? А, может, кто-то специально внушил такую мысль, что я любыми способами должен грести лопатой, нет, грести комбайном эти блага, любым способом и все время своей жизни. А не стал ли я рабом тех благ, которые потребить не могу даже? Не прелесть ли это? Не бесовщина ли это? Это называется омирщение, когда мир как пелена закрывает глаза сознательного, разумного, богоподобного существа. И эти богоподобные существа уподобляются скотам бессмысленным и живут подобно им.

Мы с вами должны задуматься об этом. Это не означает, что надо бросать все свои заботы срочно. Это значит, что надо видеть некоторык важнык вещи, что время очень быстротечно, и надо знать, что можно не успеть. Но чтобы что-то сделать, нужно время, чтобы понять, что сделать, нужно время, чтобы научиться, чтобы желать этого, и осознание желания, которое тоже становится опытом человека, тоже требует времени.

Поэтому Господь наш Иисус Христос дает нам в своей благой вести, в Евангелии, ключик к разумению того, что мы с вами не можем сами уразуметь. Все то, что мы понимаем о жизни – это тоже от Него исходит, ибо все от Него, все Им и все к Нему. Но то, что открывает нам Он, ведет нас к жизни иной, к жизни Божьей, к жизни вечной. Аминь

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ