После своего славного Воскресения Господь наш Иисус Христос многократно являлся своим ученикам. На протяжении 40 дней Он приходил с воскресшим телом к ученикам, а также к другим людям, которые были вместе с ними. И каждый раз Его приход заставлял учеников выйти за рамки своего привычного комфортного обитания мироосмысления, потому что Воскресшего Христа было тяжело им видеть, будучи людьми телесными.

И несмотря на то, что они были Его ближайшими сотрудниками в Его деле проповеди, несмотря на то, что они были свидетелями Его чудес, которые Он совершал до Своего распятия и крестной смерти, их посещали сомнения и ужас, когда они видели перед собой Иисуса, стоящего во плоти. Разум человеческий отказывался даже у апостолов понимать то, что происходит, и от этого, как описывает нам Священное Писание, ученики при таких встречах начинали приходить в страх сильный, некоторые падали на землю от страха, а некоторые не верили своим глазам.

Каждый раз Иисус говорил им: “Мир вам”. То есть умиротворял их, произносил некое слово, чтобы успокоить, чтобы обозначить, что это не дух, не призрак, а именно Он и именно не просто как Тот, Кто пришел только лишь душой, как, может быть, представлялось ученикам, но Иисус, который пришел с телом, и, как мы помним из этих встреч, Он Фоме неверующему предлагал положить палец в раны от гвоздей в руках Его и руку положить в рану где было пробито ребро, чтобы он увидел, что это тело, которое страдало, что это сам Иисус, который страдал за род человеческий и был совершенным человеком.

Он просил у своих учеников пищи, хотя, наверное, не имел потребности в ней, чтобы удостоверить их, что Он, действительно, совершенный, настоящий человек стоит перед ними по Воскресении Своем. И вот они приносили и рыбу печеную, и мед, Он перед ними ел, чтобы они видели, что Он подобен им, и не боялись Его, не страшились. И вот много раз, когда Иисус являлся своим ученикам, Он говорил с ними, открывал тайны Царствия Божьего, что бы это значило, то есть давал понимание, точнее, научал человека или благодатью Своей давал этим апостолам понимать то, что не способен понимать обычный человеческий разум. Именно то, что скрыто от нашего логического мышления, называется тайной. Но тайна – это не что-то недостижимое, непознаваемое обычным способом.

Так вот Иисус давал им разумение Писания, которое было о Нем, чтобы апостолы в своем представлении смогли увидеть все то, что было описано в пророчествах, в ветхозаветных книгах о Нем, и смогли сложить это в обычную человеческую логическую цепочку, чтобы вера их была несомненной и непоколебимой. Насколько же сложно было им, будучи свидетелями невероятных чудес Христовых на протяжении 3-х лет, когда они ходили с Ним. Насколько сложно было им, зная все это, видеть Христа Воскресшего. Насколько сложно, настолько и радостно. И эта радость выходила за пределы нашей обычной радости. Они даже на подсознательном уровне ощущали эту радость больше, чем радовались буквально.

Но сегодня мы отмечаем еще один праздник, подобный этому величайшему случаю посещения Христа своих учеников, когда Он пришел и беседовал с ними, потом вывел их к горе Элеонской, как описывает нам апостол евангелист Лука, и там постепенно Он скрылся от их глаз, как бы возносясь на небо. И говоря “как бы”, мы имеем в виду, что евангелист не ставил себе задачей описать буквально, каким образом, куда именно делся Иисус с глаз своих учеников. Но видимым образом это было как бы возношение на небо. Вот Он поднимался все выше, пока облако не скрыло Его из виду их. И что-то особенное было в этом моменте по сравнению с другими моментами, ибо Иисус являлся своим ученикам по Воскресении Своем внезапно, точно так же внезапно Он уходил.

Если вспомнить путешествие двух друзей Луки и Клеопы в Эммаус, то по дороге к ним прикрепился вдруг еще один путешественник и спросил, куда они идут и о чем беседуют. Они беседовали о распятии и смерти Иисуса. И они удивились, разве ты единственный, кто не слышал, что происходило в эти дни в Иерусалиме, и начали  рассказывать об Иисусе, об Его чудесах, о смерти и Воскресении, как Его распяли и погубили. А на самом деле вместе с ними шел, именно этим путником был Иисус Воскресший, но они не могли даже подумать, что была такая вероятность воскресшему идти вместе с ними. И когда Иисус выслушал все, что они говорили, Он сказал: вы косные сердцем, то есть огрубевшие сердцем, чтобы разуметь Писание, не способные, то есть телесные настолько, что не способны духовным разумом понимать. И стал им толковать Писание.

И когда они увидели, что это Иисус, узнав Его, когда преломляли хлеб, собрались ужинать, то Он исчез из их взора. На этот раз в момент Вознесения Он не просто скрылся из их глаз, а особым образом вознесся на небо, дабы обозначить, что с этого момента уже не будет Он являться в плоти Своей ученикам своим, как это было прежде. И при этом вознесении Он сказал, что Дух Истины придет от Отца, когда Иисус будет вознесен на небо, то придет, дабы наставить каждого человека живущего на всякую истину и просветить светом богопознания и богоразумия.

Возносясь, Он говорил, что будет с учениками своими во все дни до скончания века. Именно это отличало его посещение от того, что происходило во время Вознесения, потому что пока Иисус присутствовал на земле между человеками, Он приходил и уходил, говоря сам к людям, но в этот раз Он говорит: теперь Я с вами непрестанно, не нужно Мне ни являться вам, ни исчезать, говорить вам или не говорить, потому что Я теперь непрестанно с вами. А Дух Святой, Дух Истины, который от Отца исходит, Тот научит вас всему, когда приидет в мир.

Чтобы понять эти вещи, надо понимать, куда вознесся Христос. Надо абстрагироваться от нашего понимания, иначе придем в тупик, потому что часто в жизни бывают такие моменты, когда мы не понимаем, и приходим в некий логический тупик. А когда приходим в тупик, мы считаем, что это неправильно или не нужно, или этого нет, и просто забываем или игнорируем, и это считается нормальным, если я этого не понимаю, зачем я об этом буду думать. Но когда мы говорим о Царствии Божием, о Духе, о душе человеческой, о Боге, воплощенном в тело человеческое, то здесь идет речь о самом главном, что унас есть, об этом тупике, который часто мы игнорируем, но который мы не имеем права игнорировать, – о нашем духе, о нашей жизни и о смысле ее. Чтобы увидеть то, что происходило, глазами духовными и усвоить нашим умом, который способен не на многое в обычной жизни, то надо увидеть, что же для меня представляется жизнь. Считаю ли я жизнью эту вспышку своей деятельности телесной на протяжении 80-100 лет, считаю ли я жизнью только то, что относится к земному периоду моей жизни? Только то, что я ем, пью, учусь и зарабатываю деньги? Или это что-то большее, которое имеет более широкие границы?

И вот когда мы придем к выводу, что жизнь – это не только лишь следование инстинктам ради выживания, а это некое осмысление. некая целевая нагрузка самого бытия, это некая ценность непреходящая, тогда Вознесение на небо, явление ученикам становится понятным. Само небо нам открывается, и в прямом, и переносном смысле. В прямом, потому что когда мы смотрим на икону Вознесения, то не представляем себе, что Христос вознесся на небо физическое, и где-то там на тучах или в космосе, на другой планете сидит. То есть нам открывается это небо буквальное, чтобы мы не путались в этих понятиях, чтобы открылось небо духовное.

Евангелисты не имели целью натуралистически описать, что где происходило, куда делся Иисус с глаз человеческих. Есть такое в западном богословии понятие “космический Христос” – тот, который пребывает в мире, но при этом не пребывает в поле зрения человеческом. В понимании православном небо, куда вознесся Христос, – это нечто духовное, не материальное, но при этом настолько связано с этим материальным, что мы видим, что Христос вознесся человеческой природой туда, где это духовное небо, где Бог Отец. А там, где Бог Отец, – везде сый и вся собой исполняющий Святой Дух, и Сын, и Отец вместе.

Мы видим, что после смерти и воскресения Христова границы пространства и времени стали бессильны над плотью человеческой, это еще один смысловой посыл нам, что ты, человек, более ценен и более широкий в своем жизненном пространстве, нежели то, что сейчас тебя привязывает к преходящему, временному, изменяющемуся и земному.

Эти вещи способны уразуметь люди только через веру, ибо знаний каких-то или научных познаний, для чтобы провести аналогию или осмыслить, пока у нас нет, а если кто-то и приходит к таким смысловым словосочетаниям, то сам не верит, к чему пришел, потому что нет у него никаких обоснований, кроме собственных, потому что нет у него общников в этом мышлении, сообщников в этом деле учености, которые точно так же, таким же способом, отделенно друг от друга, пришли к такому выводу. И поэтому вера у нас является тем, что на протяжении поколений, времен, вне зависимости от возраста, учености, образованности, дается шанс каждому живущему осмыслить то, что будет осмыслено уже только лишь, наверное, последними поколениями перед вторым пришествием Христовым.

В первые века христианства люди еще и половину того не знали, что занем мы, потому что не прожило еще столько людей по христианской жизни, они не слышали об Иисусе столько, потому что у многих и Евангелия не было, они со слов других только слышали о тех ценностях духовных, внутренних, тех смыслах жизни, которые привели их в совершенно возвышенное положение уже тогда. И сегодня мы совершенно иным богатством опыта других людей имеем возможность познавать то, что мы не можем познать своей какой-то умственной способностью. Слишком мало у нас времени, этих 60-80 лет, и слишком мого времени в этих года занимает суета, призрачные цели, болезни и скорби, а еще труд, и очень мало остается времени, чтобы самодостаточно и путем разума прийти к истине. Поэтому Христос и пришел, и дал Свои слова, и сказал о Святом Духе как о таком, который приходит и действует в каждом человеке, потому что Он создал человека не для погибели, но для жизни вечной.

И вот Он дает каждому человеку, желающему, эти познания через веру, ибо познанием человек не способен прийти к этому, хотя и знания нужны, именно поэтому существует откровение Божие естественное, которое приходит через знание, науку и наблюдения, и сверхъестественное, которые приходят через веру сверх нашей познавательной способности.

Часто можно наблюдать такие примеры в книгах ученых светских, которые стали верующими через свою ученость. Есть такие люди – креационисты, – ученые, которые верят в Бога, говорят, что мир создан Богом, а некоторые из них становились, благодаря своим наблюдениям мира внешнего, верующими людьми, и очень часто они себя сравнивают с простыми христианками, которые ходят в храм, особенно старшего возраста. И один из них говорил так: эта бабушка 98 лет мне рассказала, что ходила в храм только последние 15 лет, только на старости пришла к Богу, прожив период безбожия, мало что знала о христианстве, но через веру познала смысл своей жизни настолько, что стала очень благочестивой и святого образ жизни человеком, а я абстрагировался от веры самостоятельно, я игнорировал все, что связано с Богом целенаправленно, но через свою деятельность, как я считал, научную, пришел к тем выводам, которые все равно привели меня к Богу. Когда начал читать Евангелие, пришел к такому выводу, к которому пришла она, и мы с ней дружим, и рассказываем друг другу тот же опыт, мой опыт, который я стараюсь принять только через разум, а она через веру. Я ей рассказываю о каких-то научных открытиях христианских, о раскопках, она не понимает, но она мне говорит такие духовные вещи, к которым я пришел именно через научные исследования, а она этого не знала.

Это и есть универсальность проповеди Христовой, это есть признак присутствия Святого Духа в мире, когда Бог дает каждому человеку, когда он уравновешивает положение всех, когда-либо живущих, не зависимо от возраста, от положения, от происхождения. Уравновешивает, благодаря такому закону Божию, написанному на сердце, которое называется совесть, богоискание, религиозность или стремление понять нечто высшее, таинственное, божественное, через видение смерти, понимание, что так все-таки не должно быть, через видение смысла жизни. Уравновешивает, когда человек наблюдает за собой и видит, что когда он делает добро, гармонирует внутри его он весь, когда делает зло, осадок, пустота, одиночество настигает.

И вот Бог дает нам этот универсальный метод: веру, – дабы каждый, знающий и не знающий, красивый и такой, который себя таким не считает, богатый и бедный, удачливый или не удачливый, ученый или не ученый, мог бы осмыслить жизнь правильно, увидеть жизнь как жизнь, а не как отрезок существования, бытия пресмыкающегося к земле, самоинстинктивного человека. Увидеть жизнь, увидеть свою душу, придать этой душе ценность, уделить ей время, дать шанс, лучше ответить на твои телесные вопросы изнутри тебя. Не так, чтобы внешние твои наблюдения  диктовали внутренней твоей невидимой душе и уму, а наоборот, пусть ум невидимый внутренний, пусть моя душа невидимая, которая животворит меня телесно, она диктует мне смысл и образ жизни моей, ибо она таинственнее меня внешнего. Не просто клеточки и эпителии, который я вижу, она нечто то, что мы называем личностью, то что отражает мое творчество, отражает мою любовь, снисходительность ,способность к мышлению, к возвышенному порыву, стремление видеть в этом мире себя не преходящего, но остающегося.

Часто мы слышим от людей старшего поколения: у меня душа молодого человека, я еще молодая, в душе юная. Это говорит о том, что душа не стареет вместе с телом, и ум никуда не отрекается оттого, что есть и не избегает этого. Но внешнее бремя тела напоминает о том, что человеку нужно понять эти цели и смыслы жизни очень быстро, ибо приблизится время перехода, время вознесения от тела к Богу, а потом придет Сам Бог и воскресит тебя вместе с телом, и вознесет тебя на небо, как вознесся Христос.

На какое небо нам предстоит вознестись? Конечно, не на космическое не на то, по которому птицы летают. Мы имеем в виду небо как исходная точка, место пребывания Бога, если хотите, параллельное измерение, которое существует более реально, чем наше с вами. И только в этом понимании и в стремлении возвыситься к  этому небу возникает абсолютная ценность человеческого тела. И только в этом понимании возникает смысл, когда человек заботится о своем теле, питает, лечит и бережет его. Вот только здесь возникает смысл. И поэтому христианин, относясь к своему телу так, считает не очень правильным сжечь себя на костре и развеять по ветру, чтобы и следа не осталось. Потому что для него тело – храм души. И в этот храм по зову Божию он возвратится, дабы в обновленном теле, в освобожденном от пространства, от времени, подобно Христову телу, воскресшему Христу, опять жить, но жить уже совершенное другой жизнью. Какой? Это мы узнаем только в момент воскресения, ибо Христос не рассказывает, как устроена эта жизнь, но Он четко рассказывает, что она существует, Он кричит, как туда достичь, но не рассказывает, как устроена, ибо человек не верит даже собственному внешнему виду из-за маловерия нашего.

Так вот это не значит, что Господь из праха, рассеянного по ветру, не сможет восставить человека, конечно, восставит и такого человека, но это значит, что человек, который понимает ценность своей души и своего тела, становится человеком, который заботится о сохранности и тела, и души. А это значит, что все знания, которые даны, даны нам для того чтобы, мы себе не вредили, а сохраняли свое бытие, свою жизнь. Бог дает нам разум и размышление, способность к творчеству, чтобы мы развивались, совершенствовались, берегли свое здоровье и свою жизнь. И поэтому самоубийство считается страшным грехом, хулой на Духа Святого, потому что беречь свою жизнь – это есть призыв Божий.

Самое интересное, что каждый, кто пришел к такому выводу, он совершенно по-другому воспринимает окружающую действительность, совершенно по-другому строится мировоззрение и другие ценности. И при этом ничто человеческое от него не уходит, потому что оно человеку не чуждо. Мы есть человеки, и все, что есть в мире, дано Богом для нас. Но не всегда, самостоятельно блуждая в порывах собственных поисков и хождений, в своих страстных умозаключениях, мы употребляем все, что нам дано, во благо себе, но часто во вред. Как часто злоупотребляет сладкими конфетам неопытный ребенок, так часто благами, данными Богом, злоупотребляет человек.

Так вот уравновешивает Бог через веру каждого и дает человеку способность понимать чудо Божьего Вознесения, понимать, что небо открыто человеку, что нет пространства и времени для того, кто идет вслед за вознесшимся Господом нашим Иисусом Христом. Аминь.

ПОДЕЛИТЬСЯ